13 апреля 2021, Вторник

Слово и дело

Слово и дело

Фото: ВyMedia.net

Беларусское государство, считающее себя «социальным», фактически уничтожает своих престарелых граждан, осуществляя последовательный геронтоцид. И какими благозвучными словами такую политику ни называй, она по сути все равно останется преступлением против народа.

Есть в политике весьма любопытное явление. Когда необходимо провести реформы, но у властей нет возможности или желания это делать, они предпринимают «отвлекающий маневр», который позволит создать видимость активности. Достаточно переименовать проспекты, придумать новую «торжественную дату», объявить начало «перестройки» – и этого вполне хватит, чтобы имитировать бурную деятельность. Сами реформы при этом осуществлять вовсе не обязательно, можно просто регулярно напоминать об их необходимости. Так создается дискурсивное пространство симуляции, в которой речь прямо приравнивается к действиям, а главной проблемой становится вопрос о том, «как делать вещи посредством слов» (Дж. Остин).

В этом плане дискурсивная активность беларусской власти проявляется в смещении акцентов от «стабильности» к «модернизации». Для этого придумываются новые слова, которые должны идеологически обосновать ключевые решения, принятые на высшем уровне. Одним из таких слов стала «оптимизация», которую активно применяют чиновники всех мастей, когда хотят оправдаться за те отрасли, в которых «модернизация» не получается, а делать с ними что-то нужно, причем срочно.

Самое интересное то, что при использовании этого слова оно не только утрачивает свой первоначальный смысл, но и приобретает противоположный. «Оптимизировать» теперь означает даже не «привести в порядок» (что является фетишем для президента), а произвести такие манипуляции, которые позволят хотя бы сохранить то, что есть – спасти ситуацию там, где любые подвижки грозят полным обвалом.

Именно такое впечатление создается, когда речь заходит об «оптимизации» нашей медицины. Сейчас в беларусском здравоохранении сложилась настолько тяжелая, даже аварийная ситуация, что работникам «скорой помощи» пришлось прибегнуть к публичным выступлениям, чтобы обратить внимание власти на свои проблемы. И это сработало – не сразу, со скрипом, но все же начали повышать зарплаты врачам (обделив при этом узких специалистов).

Но за счет чего это делается? За счет дополнительной нагрузки (работа в полторы смены) и сокращения штатов, о чем недавно и отчитался министр здравоохранения Василий Жарко. На форуме «Здравоохранение Беларуси – 2014» он заявил, что «в рамках оптимизации сферы здравоохранения в Беларуси в последние годы сокращено около 13 тысяч врачебных должностей и 18 тысяч больничных коек».

Такая мера не является откровением. Еще в начале 2013 года Александр Лукашенко потребовал в течение полугода сократить численность государственных служащих на 25%, а в 2014 году решил заодно провести «оптимизацию» в сферах здравоохранения и образования. Понятное дело, что под раздачу попали вовсе не представители министерств и ведомств, а рядовые бюджетники. И теперь только по официальным данным обеспеченность учреждений здравоохранения медицинскими кадрами составляет 95% с учетом коэффициента совместительства 1,4 ставки. Это значит, что при условии работы на одну ставку укомплектованность медучреждений сотрудниками составляла бы чуть более 70%.

Также в январе 2014 года на заседании коллегии Минздрава Анатолий Тозик заявил о необходимости «пересмотра оснований» для посещения гражданами поликлиник, вызова врачей и скорой помощи. Председатель Комитета госконтроля призвал провести «глубокую системную оптимизацию» и решить вопрос о «софинансировании людьми оказываемой им бесплатной медпомощи»:

«Люди не понимают реальной стоимости медицинских услуг. У нас при численности населения около 10 млн человек сейчас материальные блага производят 2,5 млн человек, они должны содержать 7,5 млн остального населения. Это порождает иждивенческие настроения».

Похоже, чиновника не смущает, что такие планы фактически ставят крест на бесплатном медицинском обслуживании, гарантированном нам Конституцией.

Казалось бы, в чем проблема – чтобы снять нагрузку с госсектора, создавайте условия для развития частной практики и коммерческих медцентров. Но государство так не считает. Негосударственные врачебные учреждения после череды скандальных разбирательств все активнее закрываются или национализируются, так что альтернативы практически не остается. Плата за частные услуги растет, в больницах и поликлиниках столпотворения, работать там полноценно уже невозможно.

Особенно пострадали пенсионеры, которым приходится бороться не только с болезнями, но и с откровенным пренебрежением со стороны медперсонала. А любая попытка пожаловаться приводит к стандартному ответу: «Что вы ходите и ноете, если мы молодых не можем вылечить?» Это не голословное утверждение – я сужу по своим престарелым родственникам, которым не могут или просто отказываются поставить диагноз. Видимо, врачи считают, что если нет диагноза, то не будет и болезни. Отличный ход, позволяющий без проблем сокращать должности и «оптимизировать» всю медицину. А зачем тратить деньги зря? Лучше чемпионат мира по хоккею провести, дворец новый построить...

Так государство, считающее себя «социальным», фактически уничтожает своих престарелых граждан, осуществляя последовательный геронтоцид. И какими благозвучными словами такую политику ни называй, она по сути все равно останется преступлением против народа.

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ




"Уважаемые читатели "Новой Европы"! По причине большого количества комментариев, нарушающих правила ведения дискуссии редакция приняла решение (временно) выключить блок для комментирования. Для дальнейших дискуссий мы предлагаем использовать плагин Фейсбука, Твиттера и Вконтакте. Надеемся на понимание. Ваши вопросы, комментарии и возражения присылайте на адрес ne@n-europe.eu"